Всемирно известный скульптор Лоренцо Квинн в Ереване! @lorenzoquinnartist

27.06.2019 at 18:34

Всемирно известный скульптор Лоренцо Квинн в Ереване!
2-го июля в 19:00 состоится Public Talk с г-н Куинном на тему «Как формируется городская среда благодаря Паблик Арт и влияние современного искусства на творческий потенциал». Встреча на английском языке пройдёт в Центре креативных технологий TUMO. Вход свободный.
Модератор беседы — Елена Нашикян (журналист, искусствовед)
Лоренцо Куинн с частным визитом пребывает в Армению по приглашению Юлианны Паракшиевой, продюсера арт-проекта «Нарекаци».
При участии г-н Квинна планируется реализация арт-проекта в Армении.
Краткая заметка о Лоренцо Куинне:
Лоренцо Куинн родился в Риме в 1966 году. Его отец знаменитый актёр Энтони Куинн.
Арт работы Куинна находятся в частных коллекциях, а также их можно встретить в
парках и публичных местах во многих странах — Великобритания, Испания, США ,
Италия, Катар и т.д.
Его инсталляции на Венецианской биеннале «Support» в 2017 г. «Поддержка» — две гигантские руки, поднимающиеся из Гранд-канала и поддерживающие здание пятизвездочного отеля Ca’ Sagredo.  и «Building bridges» (Строительство мостов) в 2019 г. удостоились лучших отзывов и рецензий.

Инсталляция представляет собой шесть пар рук над венецианским каналом и символизирует необходимость преодолевать разногласия, а также стремиться к диалогу и пониманию. «Человечество никогда не росло, создавая барьеры. Оно всегда растет, открывая свои границы и приветствуя новые культуры. Венеция подтверждает это. Венеция открыла маршруты в Азию, на Дальний Восток благодаря Марко Поло и торговцам. Она всегда была движущей силой европейского роста», — говорит Куинн.

Среди работ Лоренцо Куинна можно выделить статую святого Антония Падуанского для клойстера базилики святого Антония в Падуе, которая выполнена по заказу Ватикана и освящена Папой Римским.

 

https://www.instagram.com/lorenzoquinnartist/

Также планируется с г-ом Куинном посетить Первопрестольный Святой Эчмиадзин,
Матенадаран и другие достопримечательности Армении.
По запросу, с радостью предоставим фото и видео материалы с посещения всех мест.
Контакты для связи:
Юлианна Паракшиева Арт продюсер, руководитель

iparakshieva@gmail.com

+7 985 311 53 07 (what’s app)
+374 91 274 838 ( на связи с 25 июня по 4 июля)

Менеджер проекта: Ваан Алавердян

alaverdyan.v@gmail.com
+374 55 655 669

«Прощание с иллюзиями». Владимир Познер. Отрывок.

17.05.2019 at 18:10

Книгу «Прощание с иллюзиями» Владимир Познер написал двадцать один год тому назад. Написал по-английски. В США она двенадцать недель держалась в списке бестселлеров газеты New York Times. Познер полагал, что сразу переведет свою книгу на русский, но, как он говорил: «Уж слишком трудно она далась мне, чуть подожду». Ждал восемнадцать лет – перевод был завершен в 2008 году. Еще три года он размышлял над тем, как в рукописи эти прошедшие годы отразить. И только теперь, по мнению автора, пришло время издать русский вариант книги «Прощание с иллюзиями».

***

Из Нью‑Йорка я уехал совершенно неопытным тинэйджером: у меня не было девушки, я ни разу ни с кем не целовался, не говоря о чем‑то более серьезном. Так что к семнадцати годам я уже был готов к «совращению».

Этим занялась жена одного из сотрудников «Совэкспортфильма», ни имени, ни фамилии которой не стану называть, несмотря на то, что ни ее, ни других работников скорее всего нет на свете. В свои тридцать с небольшим она была очень хорошенькой, кокетливой, муж ее целыми днями пропадал на работе, и она скучала. А тут под боком оказался привлекательный молодой человек, смотревший на нее влюбленными телячьими глазами. Во время каких‑то каникул я каждый день заходил к ней домой, поскольку она договорилась с моим отцом, что будет учить меня русскому языку. В то утро она приняла меня в зеленом шелковом пеньюаре, плотно облегавшем ее соблазнительную фигуру.

– А знаешь ли ты, какой сегодня праздник? – спросила она, как только мы прошли в гостиную. – Я сказал, что не знаю. – Сегодня – Пасха, – пояснила она, выразительно посмотрев мне в глаза. Я принял это к сведению, но никак не отреагировал. – А ты знаешь, что в России положено делать на Пасху? – продолжала она. Я отрицательно покачал головой. – Положено сказать человеку «Христос воскрес», а он ответит «Воистину воскрес», и после этого друг друга целуют. – Я смущенно промолчал. – Ну, давай. Ты же хочешь быть русским, правда?

Я подошел к ней и пробормотал «Христос воскрес», на что она ответила «Воистину воскрес», и я робко поцеловал ее в щеку.

– Да не так! – сказала она. – А вот так, – и, обвив мою шею горячими голыми руками, поцеловала меня в рот, тут же проникнув туда языком. Что происходило дальше, я плохо помню. Словно Колумб, я оказался на вожделенном и незнакомом материке, где делал все новые не совсем географические открытия.

Роман наш был столь же бурным, сколь кратким. Два или три раза мы встречались на квартире ее подруги, но не прошло и месяца, как моя пассия вызвала меня, чтобы сообщить о своей беременности. Когда я, горя любовью, предложил ей развестись с мужем и выйти за меня, она рассмеялась недобрым смехом и сказала:

– Пошел вон.

На этом закончились наши отношения.

* * *

Расскажу случай с Германом, молодым кагэбистом, с которым я учился в вечерней школе и подружился. Как‑то я зашел к нему – он жил в поистине спартанских условиях – и застал его за разбором и чисткой пистолета. Я уставился на оружие с завистью и восторгом.

– Эх ты, дурачок, – сказал Герман, – помолись Богу, чтобы у тебя не было никогда оружия и чтобы тебе не пришлось делать то, что делаю я.

Тогда я впервые услышал что‑то негативное о КГБ, и это произвело на меня особенное впечатление, так как было сказано человеком, там служившим. Я никому не рассказал об этом и помню, что стал испытывать некоторые сомнения.

Была еще одна история, когда я стал жаловаться дочери Верховного комиссара на то, что нас не пускают в СССР.

– А ты напиши товарищу Сталину, – посоветовала она.

– А разве он умеет читать по‑английски? – удивился я. Она уставилась на меня, будто я допустил какое‑то святотатство. Потом коротко хмыкнула и сказала:

– Ты и в самом деле иностранец. Конечно, товарищ Сталин знает английский.

Иначе как бы он общался с Рузвельтом и Черчиллем? Товарищ Сталин все знает.

* * *

Речь здесь идет о дочери Верховного комиссара СССР в ГДР Владимире Семеновиче Семенове, впоследствии ставшем заместителем министра иностранных дел СССР. Ее звали Светланой, она была пресимпатичной девушкой и, как мне казалось, тяготилась своим положением: куда бы она ни отправлялась, ее повсюду сопровождала охрана. Ее отец, человек умный, талантливый, любивший искусство и превосходно игравший на рояле, отличался холодностью и высокомерием. Меня он сразу невзлюбил, считая, очевидно, что я имею какие‑то подлые намерения в отношении его дочери. Намерения, возможно, и были, но не содержали ничего подлого. Со своей стороны, Светлана опекала меня, «бедного американца».

 

* * *

Я хотел возразить, что нет человека, который знал бы все. Но внутренний голос приказал мне заткнуться и оставить при себе сомнения относительно знаний товарища Сталина. Я не ощущал опасности, нет, я обожал Сталина не меньше, чем она. Но мое воспитание (западное?) не позволяло мне считать, что кто‑то способен знать все. Почему же я не возразил? Из‑за того, что в Берлине я стал получать и иное воспитание, преподавшее мне, причем весьма тонко, одну истину: если хочешь жить без проблем – молчи.

Еще один урок я усвоил в вечерней школе. Мы проходили советскую литературу, в частности «Мать» Горького и поэму Маяковского «Владимир Ильич Ленин», а также «Молодую гвардию» Фадеева. Выбор этих произведений был прежде всего идеологическим, это‑то я понимал. Правда, в двух первых случаях речь шла о выдающихся писателях, хотя изучаемые произведения были далеко не лучшими среди их наследия. Но не в этом дело. По прочтении и обсуждении нам надлежало написать по каждому из них сочинение, при этом тема всегда формулировалась четко: «Горький как основатель социалистического реализма», «Образ Ленина в поэме Маяковского „Владимир Ильич Ленин“ и т.д. Предполагалось, что мы своими словами изложим то, что прочтем в учебнике и услышим от учительницы, что будем следовать прямой и определенной дорогой и не допустим никакой отсебятины, никаких вольностей.

Это были новые правила иной игры. И они подготовили меня к той игре, которая еще предстояла.

#Познер

Gastronomic Camp Armenia. #savethedate

15.05.2019 at 12:30

В Армении впервые пройдет выездная образовательная экспедиция Gastronomic Camp Armenia.
С 19 по 22 июня, впервые в Армении пройдет выездное мероприятие Gastronomic Camp Armenia. В этот раз выбран регион Котайк. Проект в Котайке будет реализован при поддержке губернатора региона Романоса Петросяна.
Проект будет проходить два раза в год, реализует в рамках масштабной компании по созданию гастрономической карты страны.
Gastro Camp будет проходить дважды в год, каждый раз выбирая новый регион страны. Это выездное мероприятие на базе одного отеля, куда съедутся в качестве спикеров и исследователей известные повара из-за рубежа, профессионалы отрасли HoReCa для получения новых знаний, общения, знакомства с новыми технологиями и гастрономических ужином под открытым небом. Основной целью проекта является гастрономическая экспедиция по региону страны для выявления традиционных продуктов, традиций, рецептов, техник приготовления, которое будет отражено в ужинах которое приготовят десятки армянских поваров в коллаборации с приглашенным шефами из разных стран.
19 и 20 июня команда поваров будет ездить по региону Котайк в поисках лучших продуктов, ферм и традиционных рецептов.
21 и 22 пройдет образовательно-развлекательная часть кемпа для профессионалов и всех желающих приобщиться к индустрии и получить новые знания. Пройдут лекции и мастер классы по разным направлениям HoReCa, а на открытой кухне шеф повара компании Rational проведут серию кулинарных лекций, после окончания которого слушатели получат сертификаты. Приглашенные специалисты Сергей Пономарев, владелец Ponomarev Chef`s Academy (Украина), Павел Гурьянов, шеф повар ресторана SOE, представитель Эстонии на Bocuse d`Or Europe, Анна Еловикова, Президент Ассоциации рестораторов и отельеров Северного Кавказа, бренд шеф Rational AG Глущенко Алексей и другие специалисты. Двухдневный практический мастер класс проведет также один из лучших фуд фотографов в мире Александр Сляднев.
21 и 22 в первом в Армении Pop-up ресторане под открытым небом пройдут гастрономические ужины от интернациональной команды поваров.
Генеральным партнером проекта является компания The Horeca LLC, ведущий поставщик профессионального кухонного оборудования в Армению, который предоставляет полный пакет услуг для отелей, ресторанов, и других объектов общественного питания. Компания является официальным дистрибьютором компании Rational AG в Армении.
Официальный партнер и площадка мероприятия отель Best Aghveran.
Партнером GastroCamp Armenia является Hospitality Management Group, которая объединяет такие ведущие рестораны Армении как Charles, Salon Armenian, DOC Therapy Bar, Kilikia Beer House и Claude Monet. Партнером гастрономической экспедиции является компания Nairian, премиальный бренд натуральной косметики, производство которого расположено в регионе Котайк.
Детальную программу, а также условия участия можно будет найти на официальной странице в Facebook https://www.facebook.com/gastrocamparmenia/?_rdc=1&_rdr

7 ошибок, которые совершают 99% женщин.

26.04.2019 at 15:58

1. Ошибка вести много разговоров со стороны женщины

Основная ошибка в отношениях – это много разговоров со стороны женщины. Это не то, что просто болтовня. Это, когда женщина говорит: «Я тебе объясню, как правильно! Я же знаю! Ты же не знаешь, ты вообще…». Когда женщина начинает свои нравоучения вместо того, чтобы дать ему дистанцию для раздумий. Вместо того, чтобы объяснить ему причину своей грусти и плохого настроения. Она начинает свои нравоучения, например, в машине… в момент, когда он даже не может из нее выйти. И продолжает всю дорогу выносить ему мозг на незначительную тему. Потом они приезжают домой, кушают, ложатся спать, занимаются сексом и утром все повторяется.

2. Ошибка уходить из крайности в крайность

У женщин есть еще одна частая ошибка. Они постоянно уходят из крайности в крайность – доступность всегда и абсолютно недоступна. Например, мое поколение девочек учили тому, что секс является женской обязанностью жены. Очень плохо отказывать мужчине потому, что рядом есть соседка, которая может быть согласна.

Когда женщина доступна своему партнеру независимо от его поведения в качестве близости и секса, она теряет ценность, как для себя самой, так и для партнера. Так как это основа отношений. Это ведь роли. Ученик и учитель, мама и ребенок и только роли мужчины и женщины связывает секс. Это отличительная черта.

Из этого можно сделать вывод, что если у пары нет нормальных сексуальных отношений, то их будущее предопределено? Если у мужчины по отношению к женщине нет сексуального желания или оно пропадает, то отношения со временем разрушаться.

Можно ли исправить? Да. Есть способы. Если мы глубоко погружаемся в физиологию и убираем нравственность и мораль, то мы выходим на тестостерон, реагирующий на эндорфин. Что такое эндорфин? Это состояние спокойной радости. Вспомните женщин, которых вы видели в спокойной радости?

Немного. Даже очень мало.

Когда женщина занимает позицию жесткого лидера или мамы в семье, к ней пропадает сексуальное влечение. А почему? Потому, что в голове мужчины мама и секс – это две разные вещи. Мама для любви, а для секса нужно искать другую женщину. И когда женщина постоянно играет роль мамы в семье и самостоятельно инициирует половые отношения – это самый худший расклад из тех, который мог бы быть. И мужчина находит другую женщину для секса. И что делать? Когда мы маму возвращаем к роли женщины. Что такое женщина? Это две роли. Девочка и активная мама. Не тогда, когда превалирует мама и не тогда, когда превалирует девочка. Женщина – это комбинация девочки и мамы. В купе у нас получается спокойная, гармоничная женщина, которая умеет проявлять гибкость. Мама не может проявлять гибкость, так как постоянно о чем-то беспокоиться и должна быть правильной. А девочка не может проявлять гибкость просто потому, что она глупая. И возвращают женщину к понимаю своих эмоций и своей спокойной радости в 90% случаев в семье налаживаются отношения. Очень многие мои клиентки пересматривают отношения и партнера. И говорят мне: «Это не то, чего я ждала». Хотя до этого могла воевать за мужчину два года. Почему это происходит? Когда женщина учится себя чувствовать, она понимает, что такое спокойная радость. И учится находить инструменты для прихода к такому состоянию. Невозможно гормонально и физиологически игнорировать такую женщину.

Будет ли мужчина однозначно реагировать? Да. Это женская сила. Когда такое состояние начинает превалировать в жизни женщины, тогда и мужчин становиться больше. Их внимание усиливается, чаще говорят комплименты и прочее. Потому, что «бог тестостерон» не дает игнорировать. Некоторые мужчины позже понимают причину ее привлекательности, но большинство неспособно объяснить, что именно их привлекает. Такая женщина может обладать любыми внешними данными. Ей необязательно быть суперкрасивой или очень умной. Абсолютно с любыми внешними и внутренними качествами можно быть счастливой и строить семью.

Многие женщины воспитывают в себе какие-то качества. Ответственность, порядочность, верность, успешность и прочее. Если это качество приносит внутреннюю спокойную радость, тогда да. Тогда это правильно. Но внутреннее развитие качеств не гарантирует счастливых отношений. Гарантия счастливых отношений – знание своих эмоций и достижение спокойной радости сначала самой. Потому, что мужчина может только преумножить то, что есть у женщины.

Женщины ждут, что придет мужчина, который сделает что-то и станет хорошо. Не станет хорошо. Потому, что потребность в любви – это базовая потребность. Базовые потребности мы можем реализовывать только самостоятельно. И если женщина не умеет удовлетворять свои базовые потребности самостоятельно, будет нарастать недовольство. Хотя, казалось бы, она поступает так, как нужно и мужчина поступает так, как пишут в журналах. Но она не чувствует. И вот это приводит к тому, что люди расстаются.

Если плохо относится к домашнему животному – не кормить, ругать постоянно. Например, у меня есть знакомая семья, где есть кот. И вот женщина этого кота ненавидит, а мужчина любит. Ну и кот к маме не ходит! Поэтому, если говорить о мужчине, то можно сколько угодно его наставлять и все остальное, но рано или поздно вещи, привязывающие его к семье, просто лопнут. И он уйдет.

3. Ошибка лупить тигра тапком

Женщина часто пытается донести до мужчины, что он не соответствует ее представлениям. Женщина постоянно повторяет такие утверждения, как: «Ты ленивый!», «Сколько можно?», «Ты никогда не зарабатываешь денег», «Когда ты примешь решение?» и т.д. И донесение информации с такой позиции, в итоге сделает из него кота, который не захочет к ней приходить.

У меня есть такая аллегория, когда мы берем тигра и лупим его тапком каждый день. Говорим ему о том, что он не сильный и ты не тигр. В чем я вижу здесь ошибку? Когда женщина учится чувствовать свои эмоции и учить декларировать, вместо того, чтобы оценивать поведение мужчины или его самого, тогда наступает баланс в коммуникациях.

Я предлагаю женщина говорить такие фразы, как «Ты знаешь, мне грустно», «Ты знаешь, я очень расстроена потому, что я объясняла тебе, как для меня важно это в надежде, что ты меня поймешь. Сейчас мне нужно побыть одной. Я приведу себя в порядок и потом мы обсудим. Ладно?» Таким образом, женщина наделяет мужчину ответственностью за свое состояние. Это очень важно. Потому, что все женщины жду ответственности. Мужчина абсолютно комфортное существо, которое не очень любит лишнюю ответственность. Ему намного легче сделать так, чтобы женщина чувствовала себя комфортно, чем позже нести ответственность за то, что его женщине грустно.

4. Ошибка не знать, что такое состояние счастья

Я работаю уже 15 лет и долгое время не понимала почему девушки с совершенно разными статусами, возрастом, опытом и воспитанием, делают одни и те же ошибки. И что я поняла? То, что ответственность родителей огромна. Родители должны дать своей дочке опыт ощущения счастья, по которому она позже будет идентифицировать себя в социуме. Например, меня не учили чувствовать счастье. И когда девочка выходит в жизнь, она не знает, что такое состояние счастья. Она знает состояние фрагментарных наград за хорошие отметки, хорошее поведение или что-либо еще. И вот она выходит в жизнь не зная, что такое счастье и встречает мужчину, который говорит: «Я счастье!». Она берет его к себе. Проходит 2-3 года, а она счастья не чувствует.

Ошибки женщин заключается в том, что они думают, будто они виновны в том, что они несчастны. Потому, что она не знает, как это. И женщина в слепую до 40 лет учиться этому. Хотя это должно быть дано в детстве. И сегодня основная задача родителей – передать своим детям, что такое счастье.

Почему дети переживают развод? Потому, что родители переживают. Если мама убивается по поводу развода, то у ребенка будет травма. Я проводила исследования на эту тему. Я задавала вопрос: «Папа ушел. Это была трагедия. Как вела себя ваша мама?». А мама трагетизировала несколько лет. И эта мама уже не дает своему ребенку ощущение счастья. Очень многие дети моих клиенток, подходят к ним и говорят: «Пусть он уже уходит. Пусть он уйдет.». Они понимают, что, когда папы нет дома, там хорошо и комфортно. Они танцуют, поют, развлекаются. Папа приходит и происходит напряжение. Напрягаются все, включая ребенка. И в этом случае для ребенка не будет травмой, если это не будет декларировать мама.

Если только родители не найдут способ убрать все это напряжение. Получается, что мы возвращаемся к тому, с чего мы начинали. Если женщина воспитывает и культивирует в себе чувство спокойной радости, она решает две задачи. Она передает чувство своим детям.

5. Ошибка не проявлять ласку и не воспитывать её в детях

У моего знакомого есть сын и ему 7 лет. А дочери 3 года. Когда дочка ко нему подходит, она проявляет ласку. По большому счету, природа показывает модель поведения девушки. Если бы женщина вела себя все время так, то у мужчины не было бы никаких шансов остаться безучастным. Но куда это все пропадает с возрастом? Почему ты начинаешь общаться с девушкой, нужно столько времени ждать пока она к тебе прильнет. Когда женщины были детьми, они делали это бессознательно. Почему нужно учить этому заново?

Это тревожность. Опыт предыдущих отношений. Когда девушку обманули три раза, она начинает думать: «А вдруг ему это не нужно? Вдруг он меня оттолкнет?».

Когда я прильну к нему, скажу ласковое слово, то у него не будет выхода быть плохим. Точно также и наши дети. Первое – нужно всегда принимать их чувства. Если она плачет, никогда нельзя говорить ей о том, что она плачет из-за ерунды. Нужно сказать о том, что ты бы тоже плакала на твоем месте. Нужно сопереживать. Один из инструментов заключается в том, чтобы дать понять ребенку, что с ним все в порядке.

Сопереживать очень просто. Даже если вы не сопереживаете, достаточно сказать: «Я бы тоже так сделала». И тогда у ребенка возникает понимание того, что с ним все в порядке. Когда ребенку говорят: «Нет! Ну сколько можно!», у него складывается ощущение, что с ним не все в порядке. Так как он отличается от своих родителей.

Нужно сказать своим детям: «В любой ситуации, я с тобой». И нужно останавливать себя от нравоучений. Очень многие говорят: «Я в любой ситуации с тобой, но ты послушай, когда я была в твоем возрасте…». И начинается.

Если человек занят улучшением своей жизни, то он не будет лезть в подростковую жизнь. Мало того, подростки выбирают в авторитеты эгоистов. Тех, кто нарушает правила, сильных, тех, кому все равно. И когда мама подвержена общественному мнению и считает, что нужно стоять тихо, ровно и не выделяться, они не будут авторитетами. Авторитетом для ребенка будет тот, кто стремится к удовлетворению своего здорового эгоизма. То есть такой человек стремится к радости и счастью. И если женщина принимает решение культивировать в себе спокойную радость, она решает очень много вопросов. Как во взаимоотношениях, так и с детьми. Почему? Потому, что мамой хочется гордиться. А когда мама страдает 18 лет, как дочь может прийти к ней за советом? Она ведь сама ничего не понимает и не знает. Ведь она сама плохо прожила жизнь.

6. Ошибка не помогать мужчине научиться говорить

Мужчина должен научиться говорить. Основная проблема, которую озвучивают у меня на консультациях. Когда мужчина не разговаривает, женщина чувствует себя ненужной. Проблема в том, что мужчины строят планы в одиночестве и не обсуждают их с женщиной. Если бы мужчина говорил: «Сегодня я работаю для того, чтобы через три года купить нам дом», то женщина с радостью его поддержит. В глазах мужчины, если он с ней живет, приходит домой и ест суп, значит он ее любит. Но женщине это не понятно. Женщины у меня спрашивают: «Как мне понять, то что он мало на меня смотрит, поздно приходит и спит в другой комнате?». Когда я задаю этот вопрос мужчинам, то они отвечают: «Ну я же с ней! Все нормально». С женщинами нужно разговаривать. Нужно говорить: «Я устал. Приготовь мне вот такое блюдо». И женщина будет счастлива.

Как доносить мужчин, что вам это нужно?

Дело в том, что женщины видят детально. То есть составляют из фрагментов общую картину. А мужчины видят общую картину. И когда меняются маленькие детали, это не очень важно, так как общая картина сохраняет целостность. Когда меняется общая картина, мужчина начинается задумываться о том, что нужно что-то изменить. Нужно убирать из общей картины хотя бы одно звено. Например, не встала утром и не покормила завтраком, не приготовила ужин и так далее. Объясняя это тем, что вам необходимо услышать, как сильно вы нужны мужу. «Пожалуйста, скажи мне, что я важная». Когда женщина что-то делает и спрашивает у мужчины: «Ну как?». В голове у мужчины происходит взрыв. Он думает, что если сейчас скажет и не попадет, то будет скандал. Нужно говорить более конкретно: «Скажи мне, какая я хорошая», «Скажи, что я для тебя ценна, мне это необходимо». Есть одна хорошая игра. Когда ваш мужчина просит вас сделать что-то, например, спрашивает у вас, где его рубашка или просит сделать чай. Вы говорите ему следующее: «Три важных для меня слова, и я скажу тебе где твоя рубашка» или «5 ласковых слова и у тебя будет самый лучший чай в мире». Мужчину действительно нужно приучать какое-то время к тому, чтобы он постоянно говорил вам такие слова. Позже мужчина будет самостоятельно применять этот инструмент в общении с женщиной.

7. Ошибка не работать над своей красотой

Почему женщина, когда выходит на улицу часами стоит у зеркала и хочет выглядеть чуточку лучше для незнакомых людей, но не находит времени для того, чтобы хорошо выглядеть дома для своего мужчины? Это происходит потому, что женщину беспокоит общественное мнение. Ее мужчина уже рядом. Ей гораздо важнее, что не муж скажет что-то чудесное, а кто-то чужой скажет мужу о том, какая у него красивая жена.

Это не совсем здоровая позиция и ее нужно искоренять. Я считаю, что быть красивой – это работа для женщины до конца жизни. Не важно сколько ей лет. Не важно кем она работает. Если она перестает ценить данность, данную ей от рождения, она пользуется не всем своим потенциалом. Это не должно переходить в фанатизм, когда женщина еще до того, как проснулся мужчина наводит марафет. Но не в коем случае нельзя запускать себя. История, о которой ты говоришь свидетельствует о том, что женщина потерялась и не чувствует своей ценности. Не осознает ответственности за свою семью.

Это тоже самое, как: «Давай не будем ругаться, а то соседи услышат».

Как в какой-то момент девушке понять, что она запускает себя? Как это распознать себе?

Это легко понять. Когда девушка при виде другой более-менее ухоженной женщины, начинает испытывать внутренний дискомфорт. Это значит, что она немного забыла себя.

Как быстро вернуть себе чувство радости?

Самое легкое – это еда. Это самый легкий способ найти удовольствие. Но если женщина возьмет себе за правило одно удовольствие в день, то она будет знать в каком состоянии и что принесет ей удовольствие. Когда женщина просыпается, она должна задавать себе вопрос: «Какое удовольствие я себе сегодня доставлю?». И если ответа нет, то нужно перебирать до той поры, пока в голове что-то не щелкнет.

Простые техники для того, чтобы быть счастливой!

Как начать день с того, чтобы зарядить себя хорошим настроением на весь день?

  1. Подумайте: «Какое удовольствие я себе сегодня доставлю?».
  2. Завтрак должен быть очень вкусным. Он не должен быть правильным. Он должен быть вкусным!
  3. Нужно, как можно времени проводить в одежде, когда вы дома. Почему? Потому, что одежда — это наша защита. Чем меньше мы носим одежду, тем меньше мы используем защиту. Далее есть простые дыхательные упражнения, который будут очень полезны.
  4. Чтобы день проходил максимально хорошо – проходите 4 километра в день пешком. Это не должно быть здесь 500 метров здесь, 500 метров там. Нужно проходить сразу четыре километра.
  5. Пейте воду! Вымывайте депрессию из организма.
  6. Говорите себе: «Я себя одобряю!». Как можно чаще.
  7. Если кратко – делайте по утрам то, что вы любите. И день начнется хорошо.
  8. И есть еще один хороший совет. Один раз в неделю ничего не делайте. Вообще ничего. Нельзя заправлять постель, кушать йогурт, ходить в фитнес зал и прочее. Это очень важная процедура.
  9. Выбирайте из всех теорий и знаний только те инструменты, которые вам лучше подходят.
  10. Изучайте свои эмоции — это помогает, как в корпоративной, так и в личных отношениях.

Как и многие, я ездила в Тибет, чтобы найти ответы о счастье. Не нашла. Там было холодно, голодно и страшно. Я была там три недели и раз в неделю у меня была возможность задать вопрос мудрецу монаху.

Целую неделю ты думаешь над вопросом. И один его ответ стал для меня правилом на всю жизнь. Я спросила: «Как определять то, что действительно важно?». И он ответил: «Когда у тебя возникает такой вопрос, ты должна представить, что ты живешь последний час своей жизни. Если эта тема входит в последний час твоей жизни, то это важно».

Мой секрет счастья в том, что нет гарантий. Мир не стабилен. Все может измениться в любую минуту. И если я сегодня не возьму максимум, то завтра я могу пожалеть.

Текст

Анна Иотко.

Собор Парижской Богоматери. Отрывок. Книга 3.

16.04.2019 at 14:26

 

Несколько лет тому назад, осматривая Собор Парижской Богоматери или, выражаясь точнее, обследуя его, автор этой книги обнаружил в темном закоулке одной из башен следующее начертанное на стене слово:
‘АМАГКН (рок)
Эти греческие буквы, потемневшие от времени и довольно глубоко врезанные в камень, некие свойственные готическому письму признаки, запечатленные в форме и расположении букв, как бы указывающие на то, что начертаны они были рукой человека средневековья, и в особенности мрачный и роковой смысл, в них заключавшийся, глубоко поразили автора.
Он спрашивал себя, он старался постигнуть, чья страждущая душа не пожелала покинуть сей мир без того, чтобы не оставить на челе древней церкви этого стигмата преступлений или несчастья.
Позже эту стену (я даже точно не припомню, какую именно) не то выскоблили, не то закрасили, и надпись исчезла. Именно так в течение вот уже двухсот лет поступают с чудесными церквами средневековья. Их увечат как угодно — и изнутри и снаружи. Священник их перекрашивает, архитектор скоблит; потом приходит народ и разрушает их.
И вот ничего не осталось ни от таинственного слова, высеченного в стене сумрачной башни собора, ни от той неведомой судьбы, которую это слово так печально обозначало, — ничего, кроме хрупкого воспоминания, которое автор этой книги им посвящает. Несколько столетий тому назад исчез из числа живых человек, начертавший на стене это слово; исчезло со стены собора и само слово; быть может, исчезнет скоро с лица земли и сам собор.
Это слово и породило настоящую книгу.
Март 1831

Собор Богоматери

 

Собор Парижской Богоматери еще и теперь являет собой благородное и величественное здание. Но каким бы прекрасным собор, дряхлея, ни оставался, нельзя не скорбеть и не возмущаться при» виде бесчисленных разрушений и повреждений, которые и годы и люди нанесли почтенному памятнику старины, без малейшего уважения к имени Карла Великого, заложившего первый его камень, и к имени Филиппа-Августа, положившего последний.
На челе этого патриарха наших соборов рядом с морщиной неизменно видишь шрам. Тетрил edax, homo edacior [34], что я охотно перевел бы так: «Время слепо, а человек невежествен».
Если бы у нас с читателем хватило досуга проследить один за другим все следы разрушения, которые отпечатались на древнем храме, мы бы заметили, что доля времени ничтожна, что наибольший вред нанесли люди, и главным образом люди искусства. Я вынужден упомянуть о «людях искусства», ибо в течение двух последних столетий к их числу принадлежали личности, присвоившие себе звание архитекторов.
Прежде всего — чтобы ограничиться наиболее яркими примерами — следует указать, что вряд ли в истории архитектуры найдется страница прекраснее той, какою является фасад этого собора, где последовательно и в совокупности предстают перед нами три стрельчатых портала; над ними — зубчатый карниз, словно расшитый двадцатью восемью королевскими нишами, громадное центральное окно-розетка с двумя другими окнами, расположенными по бокам, подобно священнику, стоящему между дьяконом и иподьяконом; высокая изящная аркада галереи с лепными украшениями в форме трилистника, поддерживающая на своих тонких колоннах тяжелую площадку, и, наконец, две мрачные массивные башни с шиферными навесами. Все эти гармонические части великолепного целого, воздвигнутые одни над другими и образующие пять гигантских ярусов, спокойно развертывают перед нашими глазами бесконечное разнообразие своих бесчисленных скульптурных, резных и чеканных деталей, в едином мощном порыве сливающихся с безмятежным величием целого. Это как бы огромная каменная симфония; колоссальное творение и человека и народа, единое и сложное, подобно Илиаде и Романсеро, которым оно родственно; чудесный итог соединения всех сил целой эпохи, где из каждого камня брызжет принимающая сотни форм фантазия рабочего, направляемая гением художника; словом, это творение рук человеческих могуче и преизобильно, подобно творению бога, у которого оно как будто заимствовало двойственный его характер: разнообразие и вечность.
То, что мы говорим здесь о фасаде, следует отнести и ко всему собору в целом, а то, что мы говорим о кафедральном соборе Парижа, следует сказать и обо всех христианских церквах средневековья. Все в этом искусстве, возникшем само собою, последовательно и соразмерно. Смерить один палец ноги гиганта — значит определить размеры всего его тела.
Но возвратимся к этому фасаду в том его виде, в каком он нам представляется, когда мы благоговейно созерцаем суровый и мощный собор, который, по словам его летописцев, наводит страх — quae mole sua terrorem incutit spectantibus. [35]
Ныне в его фасаде недостает трех важных частей: прежде всего крыльца с одиннадцатью ступенями, приподнимавшего его над землей; затем нижнего ряда статуй, занимавших ниши трех порталов; и, наконец, верхнего ряда изваяний, некогда украшавших галерею первого яруса и изображавших двадцать восемь древних королей Франции, начиная с Хильдеберта и кончая Филиппом-Августом, с державою в руке.
Время, медленно и неудержимо поднимая уровень почвы Сите, заставило исчезнуть лестницу. Но, дав поглотить все растущему приливу парижской мостовой одну за другой эти одиннадцать ступеней, усиливавших впечатление величавой высоты здания, оно вернуло собору, быть может, больше, нежели отняло: оно придало его фасаду темный колорит веков, который претворяет преклонный возраст памятника в эпоху наивысшего расцвета его красоты.
Но кто низвергнул оба ряда статуй? Кто опустошил ниши? Кто вырубил посреди центрального портала новую незаконную стрельчатую арку? Кто отважился поместить туда безвкусную, тяжелую резную дверь в стиле Людовика XV рядом с арабесками Бискорнета?.. Люди, архитекторы, художники наших дней.
А внутри храма кто низверг исполинскую статую святого Христофора, столь же прославленную среди статуй, как большая зала Дворца правосудия среди других зал, как шпиц Страсбургского собора среди колоколен? Кто грубо изгнал из храма множество статуй, которые населяли промежутки между колоннами нефа и хоров, — статуи коленопреклоненные, стоявшие во весь рост, конные, статуи мужчин, женщин, детей, королей, епископов, воинов, каменные, мраморные, золотые, серебряные, медные, даже восковые?.. Уж никак не время.
А кто подменил древний готический алтарь, пышно уставленный раками и ковчежцами, тяжелым каменным саркофагом, украшенным головами херувимов и облаками, похожим на попавший сюда архитектурный образчик церкви Валь-де-Грас или Дома инвалидов? Кто так нелепо вделал в плиты карловингского пола, работы Эркандуса, этот тяжелый каменный анахронизм? Не Людовик ли XIV, исполнивший желание Людовика XIII?
Кто заменил холодным белым стеклом цветные витражи, притягивавшие восхищенный взор наших предков то к розетке главного портала, то к стрельчатым окнам алтаря? И что сказал бы какой-нибудь причетник XIV века, увидев эту чудовищную желтую замазку, которой наши вандалы-архиепископы запачкали собор? Он вспомнил бы, что именно этой краской палач отмечал дома осужденных законом, он вспомнил бы отель Пти-Бурбон, в ознаменование измены коннетабля также вымазанный той самой желтой краской, которая, по словам Соваля, была «столь крепкой и доброкачественной, что еще более ста лет сохраняла свою свежесть». Причетник решил бы, что святой храм осквернен, и в ужасе бежал бы.
А если мы, минуя неисчислимое множество мелких проявлений варварства, поднимемся на самый верх собора, то спросим себя: что сталось с очаровательной колоколенкой, опиравшейся на точку пересечения свода, столь же хрупкой и столь же смелой, как и ее сосед, шпиц Сент-Шапель (тоже снесенный)? Стройная, остроконечная, звонкая, ажурная, она, далеко опережая башни, так легко вонзалась в ясное небо! Один архитектор (1787), обладавший непогрешимым вкусом, ампутировал ее, а чтобы скрыть рану, счел вполне достаточным наложить на нее свинцовый пластырь, напоминающий крышку котла.
Таково было отношение к дивным произведениям искусства средневековья почти всюду, особенно во Франции. На его руинах можно различить три вида более или менее глубоких повреждений: прежде всего бросаются в глаза те из них, что нанесла рука времени, там и сям неприметно выщербив и покрыв ржавчиной поверхность зданий; затем на них беспорядочно ринулись полчища политических и религиозных смут, — слепых и яростных по своей природе, которые растерзали роскошный скульптурный и резной наряд соборов, выбили розетки, разорвали ожерелья из арабесок и статуэток, уничтожили изваяния — одни за то, что те были в митрах, другие за то, что их головы венчали короны; довершили разрушения моды, все более вычурные и нелепые, сменявшие одна другую при неизбежном упадке зодчества, после анархических, но великолепных отклонений эпохи Возрождения.
Моды нанесли больше вреда, чем революции. Они врезались в самую плоть средневекового искусства, они посягнули на самый его остов, они обкорнали, искромсали, разрушили, убили в здании его форму и символ, его смысл и красоту. Не довольствуясь этим, моды осмелились переделать его заново, на что все же не притязали ни время, ни революции. Считая себя непогрешимыми в понимании «хорошего вкуса», они бесстыдно разукрасили язвы памятника готической архитектуры своими жалкими недолговечными побрякушками, мраморными лентами, металлическими помпонами, медальонами, завитками, ободками, драпировками, гирляндами, бахромой, каменными языками пламени, бронзовыми облаками, дородными амурами и пухлыми херувимами, которые, подобно настоящей проказе, начинают пожирать прекрасный лик искусства еще в молельне Екатерины Медичи, а два века спустя заставляют это измученное и манерное искусство окончательно угаснуть в будуаре Дюбарри.
Итак, повторим вкратце то, на что мы указывали выше: троякого рода повреждения искажают облик готического зодчества. Морщины и наросты на поверхности — дело времени. Следы грубого насилия, выбоины, проломы дело революций, начиная с Лютера и кончая Мирабо. Увечья, ампутации, изменения в самом костяке здания, так называемые «реставрации» — дело варварской работы подражавших грекам и римлянам ученых мастеров, жалких последователей Витрувия и Виньоля. Так великолепное искусство, созданное вандалами, было убито академиками. К векам, к революциям, разрушавшим по крайней мере беспристрастно и величаво, присоединилась туча присяжных зодчих, ученых, признанных, дипломированных, разрушавших сознательно и с разборчивостью дурного вкуса, подменяя, к вящей славе Парфенона, кружева готики листьями цикория времен Людовика XV. Так осел лягает умирающего льва. Так засыхающий дуб точат, сверлят, гложут гусеницы.
Как далеко то время, когда Робер Сеналис, сравнивая Собор Парижской Богоматери с знаменитым храмом Дианы в Эфесе, «столь прославленным язычниками» и обессмертившим Герострата, находил галльский собор великолепней по длине, ширине, высоте и устройству»! [36]
Собор Парижской Богоматери не может быть, впрочем, назван законченным, цельным, имеющим определенный характер памятником. Это уже не храм романского стиля, но это еще и не вполне готический храм. Это здание промежуточного типа. В отличие от Турнюсского аббатства Собор Парижской Богоматери лишен суровой, мощной ширины фасада, круглого и широкого свода, леденящей наготы, величавой простоты надстроек, основанием которых является круглая арка, тора.)
Он не похож и на собор в Бурже — великолепное, легкое, многообразное, пышное, все ощетинившееся остриями стрелок произведение готики. Нельзя причислить собор и к древней семье мрачных, таинственных, приземистых и как бы придавленных полукруглыми сводами церквей, напоминающих египетские храмы, за исключением их кровли, сплошь эмблематических, жреческих, символических, орнаменты которых больше обременены ромбами и зигзагами, нежели цветами, больше цветами, нежели животными, больше животными, нежели людьми; являющихся творениями скорее епископов, чем зодчих; служивших примером первого превращения того искусства, насквозь проникнутого теократическим и военным духом, которое брало свое начало в Восточной Римской империи и дожило до времен Вильгельма Завоевателя. Нельзя также отнести наш собор и к другой семье церквей, высоких, воздушных, с изобилием витражей, смелых по рисунку; общинных и гражданских, как символы политики, свободных, прихотливых и необузданных, как творения искусства; служивших примером второго превращения зодчества, уже не эмблематического и жреческого, но художественного, прогрессивного и народного, начинающегося после крестовых походов и заканчивающегося в царствование Людовика XI. Таким образом. Собор Парижской Богоматери — не чисто романского происхождения, как первые, и не чисто арабского, как вторые.
Это здание переходного периода. Не успел саксонский зодчий воздвигнуть первые столбы нефа, как стрельчатый свод, вынесенный из крестовых походов, победоносно лег на широкие романские капители, предназначенные поддерживать лишь полукруглый свод. Нераздельно властвуя с той поры, стрельчатый свод определяет формы всею собора в целом. Непритязательный и скромный вначале, этот свод разворачивается, увеличивается, но еще сдерживает себя, не дерзая устремиться остриями своих стрел и высоких арок в небеса, как он сделал это впоследствии в стольких дивных соборах. Его словно стесняет соседство тяжелых романских столбов.
Однако изучение этих зданий переходного периода от романского стиля к готическому столь же важно, как и изучение образцов чистого стиля. Они выражают собою тот оттенок в искусстве, который без них был бы для нас утрачен. Это — прививка стрельчатого свода к полукруглому.
Собор Парижской Богоматери как раз и является примечательным образцом подобной разновидности. Каждая сторона, каждый камень почтенного памятника — это не только страница истории Франции, но и истории науки и искусства. Укажем здесь лишь на главные его особенности. В то время как малые Красные врата по своему изяществу почти достигают предела утонченности готического зодчества XV столетия, столбы нефа по объему и тяжести напоминают еще здание аббатства Сен-Жермен-де-Пре времен каролингов, словно между временем сооружения врат и столбов лег промежуток в шестьсот лет. Все, даже герметики, находили в символических украшениях главного портала достаточно полный обзор своей науки, совершенным выражением которой являлась церковь СенЖак-де-ла-Бушри. Таким образом, романское аббатство, философическая церковь, готическое искусство, искусство саксонское, тяжелые круглые столбы времен Григория VII, символика герметиков, где Никола Фламель предшествовал Лютеру, единовластие папы, раскол церкви, аббатство Сен-Жермен-де-Пре, и Сен-Жак-дела-Бушри все расплавилось, смешалось, слилось в Соборе Парижской Богоматери. Эта главная церковь, церковь-прародительница, является среди древних церквей Парижа чем-то вроде химеры: у нее голова одной церкви, конечности другой, торс третьей и чтото общее со всеми.
Повторяем: эти постройки смешанного стиля представляют немалый интерес и для художника, и для любителя древностей, и для историка. Подобно следам циклопических построек, пирамидам Египта и гигантским индусским пагодам, они дают почувствовать, насколько первобытно искусство зодчества; они служат наглядным доказательством того, что крупнейшие памятники прошлого — это не столько творения отдельной личности, сколько целого общества; это скорее следствие творческих усилий народа, чем яркая вспышка гения, это осадочный пласт, оставляемый после себя нацией; наслоения, отложенные веками, гуща, оставшаяся в результате последовательного испарения человеческого общества; словом, это своего рода органическая формация. Каждая волна времени оставляет на памятнике свой намыв, каждое поколение — свой слой, каждая личность добавляет свой камень. Так поступают бобры, так поступают пчелы, так поступают и люди. Величайший символ зодчества, Вавилон, представлял собою улей.
Великие здания, как и высокие горы — творения веков. Часто форма искусства успела уже измениться, а они все еще не закончены, pendent opera interrupta [37] тогда они спокойно принимают то направление, которое избрало искусство. Новое искусство берется за памятник в том виде, в каком его находит, отражается в нем, уподобляет его себе, продолжает согласно своей фантазии и, если может, заканчивает его. Это совершается спокойно, без усилий, без противодействия, следуя естественному, бесстрастному закону. Это черенок, который привился, это сок, который бродит, это растение, которое принялось. Поистине в этих последовательных спайках различных искусств на различной высоте одного и того же здания заключается материал для многих объемистых томов, а нередко и сама всемирная история человечества. Художник, личность, человек исчезают в этих огромных массах, не оставляя после себя имени творца; человеческий ум находит в них свое выражение и свой общий итог. Здесь время зодчий, а народ — каменщик.
Рассматривая лишь европейское, христианское зодчество, этого младшего брата огромных каменных кладок Востока, мы видим пред собой исполинское образование, разделенное на три резко отличных друг от друга пояса: пояс романский [38], пояс готический и пояс Возрождения, который мы охотно назовем греко-римским. Романский пласт, наиболее древний и глубокий, представлен полукруглым сводом, который вновь появляется перед нами в верхнем новом пласте эпохи Возрождения, поддерживаемый греческой колонной. Между ними лежит пласт стрельчатого свода. Здания, относящиеся только к одному из этих трех наслоений, совершенно отличны от других, закончены и едины. Таковы, например, аббатство Жюмьеж, Реймский собор, церковь Креста господня в Орлеане. Но эти три пояса, как цвета в солнечном спектре, соединяются и сливаются по краям. Отсюда возникли памятники смешанного стиля, здания различных оттенков переходного периода. Среди них можно встретить памятник романский по своему основанию, готический по средней части, греко-римский — по куполу. Это объясняется тем, что он строился шестьсот лет. Впрочем, подобная разновидность встречается редко. Образчиком такого здания служит главная башня замка Этамп. Чаще других встречаются памятники двух формаций. Таков Собор Парижской Богоматери — здание со стрельчатым сводом, которое первыми своими столбами внедряется в тот же романский слой, куда погружены и портал Сен-Дени и неф церкви Сен-Кермен-деПре. Такова прелестная полуготическая зала капитула Бошервиля, до половины охваченная романским пластом. Таков кафедральный собор в Руане, который был бы целиком готическим, если бы острие его центрального шпиля не уходило в эпоху Возрождения. [39]
Впрочем, все эти оттенки и различия касаются лишь внешнего вида здания. Искусство меняет здесь только оболочку. Самое же устройство христианского храма остается незыблемым. Внутренний остов его все тот же, все то же последовательное расположение частей. Какой бы скульптурой и резьбой ни была изукрашена оболочка храма, под нею всегда находишь, хотя бы в зачаточном, начальном состоянии, римскую базилику. Она располагается на земле по непреложному закону. Это все те же два нефа, пересекающихся в виде креста, верхний конец которого, закругленный куполом, образует хоры; это все те же постоянные приделы для крестных ходов внутри храма или для часовен — нечто вроде боковых проходов, с которыми центральный неф сообщается через промежутки между колоннами. На этой постоянной основе бесконечно варьируется число часовен, порталов, колоколен, шпилей, следуя за фантазией века, народа и искусства. Предусмотрев богослужебный чин и обеспечив его соблюдение, зодчество в остальном поступает, как ему вздумается. Изваяния, витражи, розетки, арабески, резные украшения, капители, барельефы — все это сочетает оно по своему вкусу и по своим правилам. Отсюда проистекает изумительное внешнее разнообразие подобного рода зданий, в основе которых заключено столько порядка и единства. Ствол дерева неизменен, листва прихотлива.

 

MAISON FRANCIS KURKDJIAN. Gentle Fluidity. Нежное прикосновение весны.

22.02.2019 at 18:59

Парфюмер Франсис Кюркджян, как настоящий композитор, создает полноценные визуальные образы, выстраивая как по нотам ряд ассоциативных идей, и каждый раз открывает новые грани своего таланта. Например, создает зрелищные ольфакторные инсталляции или реконструирует оригинальный аромат Марии-Антуанетты, обращаясь не к современным технологиям, а к парфюмерному ремеслу начала XVII века. А вопреки демократизации современной парфюмерии первым открывает собственное ателье по созданию ароматов.

Создание аромата для Кюркджян начинается с истории, которую он рассказывает через ноты. Даже если они будут одинаковыми, композиции никогда не будут идентичными. Так получилось с двумя ароматами Gentle Fluidity для нее и для него, построенными на одних и тех же древесно-амбровом и ванильном аккордах, но звучащих абсолютно по-разному. Эту идею поддерживают и абсолютно одинаковое название ароматов.

Два новых аромата,  словно дополняют друг друга, а по-моему заставляют по-разному звучать одинаковые нотки! Для меня это прежде всего история любви.  Это он -серебро, луна, холод, и она — солнце, золото, тепло. 49 ингредиентов, из которых выделяются  яркими 6, превращающиеся в нежную струю двух силуэтов!  И в этих двух вариациях присутствуют одинаковые ингредиенты, просто они распределены по-разному в ольфакторной пирамиде  (верхние ноты, база, ноты сердца) !  И, мне как человеку, работающему в сфере алкоголя ароматы очень напоминают любимые коктейли: можжевельник, очень алкогольный ингредиент-основа, затем лесной орех, мускус, кориандр  и ваниль. Волшебно!

И, так как парфюм должен напоминать мне какое-то мгновение, ассоциироваться с чем-то более отрешенным, может нафантазируемым, чем реальный предмет, новое название и новое звучание, казалось знакомых мне ноток, будет ассоциироваться с Нежным прикосновением или февральским ветерком с весточкой о весне!

 

https://www.franciskurkdjian.com/#video

#franciskurkdjian #hermitagearmenia #perfume #gentlefluidity

In vino veritas. WSET (Wine and Spirit Education Trust) в Армении.

25.01.2019 at 16:50

С детства, мое поколение, смотря иностранные фильмы, восхищались дамами, которые взяв в руки винную карту,  могли наизусть процитировать наименования вин, расшифровать таблицу миллезимов, знать истории алкогольных домов, отличать шкалы Паркера и  Berry Bros&Rudd, одним словом быть «алкобогиней». И этот момент настал:)

Я  увлекаюсь алкогольными напитками и гастрономией давно, благо работаю в компании алкогольной (Перно Рикар), дружу с рестораторами и имею в друзьях самую умную девочку- специалиста по вопросам высокой кухни (Анна Мазманян), знакома с поварами ресторана со звездой Мишлен, с критиками ресторанов и высокой гастрономии (Леонид Гелибтерман). И, так как я считаю, что учиться — это хорошо и правильно, развивает мозг, дает новые знакомства, расширяет горизонты, то если у вас есть время и средства — почему бы не узнать нам все что-то новое и полезное?

Профессиональный курс готовит сомелье — специалиста по вину, и для тех, кто много путешествует, профессиональный курс — шанс развивать эногастрономические познания и быть более осведомленным в моей любимой сфере!

Впервые в Армении мои хорошие друзья — компания VINO&VINO организовал курс обучения в сфере вин и крепких алкогольных напитков от всемирно известной школы WSET London.

Организация «Wine & Spirit Education Trust» (WSET) является крупнейшим мировым провайдером квалификаций в области вин, крепких спиртных напитков и саке. Признанная всемирно известными производителями спиртных напитков, WSET возглавляет разработку и предоставление образовательных услуг в области вин и крепких спиртных напитков в течение последних 50 лет. Благодаря четырем поэтапным уровням обучения, предлагаемым через сеть провайдеров курсов в более чем 70 странах и переведенных на многие иностранные языки, квалификации WSET вдохновляют и расширяют возможности профессионалов и энтузиастов в области спиртных напитков.

Наменование курсаWSET Level 2: Intermediate Certificate in Wines and Spirits

Программа отвечает требованиям Международной ассоциации сомелье (A.S.I. – Association de la Sommellerie Internationale).

Лектор – официальный провайдер программ WSET – г-н Арунас Старкус.

Курс читается на русском языке.

Начальный уровень подготовки не требуется. 

Квалификация начального–среднего уровня с изучением вин и крепких спиртных напитков для специалистов, работающих в этой отрасли, или любителей.

Эта квалификация предназначена для желающих получить общее представление о винах и включает изучение основных сортов винограда и важнейших винодельческих регионов. Вы узнаете о стилях вин, производимых из наиболее распространенных сортов винограда, а также основные классификации вин и термины, употребляемые при маркировке вина. В программу также входит обзор ключевых категорий крепких спиртных напитков. После успешного прохождения курса вы получите сертификат WSET и значок на лацкан, а также сможете использовать соответствующий логотип сертификации WSET.

На этом курсе можно узнать:

  • Как делают вино
  • Какие факторы влияют на стиль вина
  • Основные сорта белого и красного винограда и их характеристики
  • Главные винодельческие регионы мира, в которых растет виноград этих сортов
  • Производство игристых, десертных и крепленых вин
  • Терминология на этикетках вин
  • Принципы сочетания блюд и вин
  • Основные категории крепких спиртных напитков и ликеров, а также методы их производства
  • Как описать вино с помощью WSET Уровень 2. Систематизированный подход к дегустации вина ® (SAT)

Количество дегустируемых напитков: 44 вина и 4 крепких напитка.

Учебные материалы: учебный набор, состоящий из книги, учебного пособия и дегустационной карты.

Рекомендации для индивидуального обучения: рекомендуются 12 часов при подготовке к курсу по предоставленному каждому курсанту учебнику.

Продолжительность курса: 18 часов (3 раза по 6 часов) плюс экзамен – 1 час.

Экзамен: 50 вопросов с несколькими вариантами ответов.

Это для тех, кто имеет желание и время прочитать 28 страниц о курсе. Вот ссылка: https://www.wsetglobal.com/media/5242/wset_l2wines_spirits_specification_ru_dec2017.pdf

 

#Wine #wineandspirit #education #WSAT

https://www.facebook.com/vinovinoarmenia/

Следите за постами, и узнаете о следующих курсах.

Ваша Алко-фея:)

 

#womenpower или Рождественский вечер, посвященный силе женской дружбы!

11.01.2019 at 14:47
  1. Мы часто задаемся вопросом – что объединяет всех нас, тех, кто собрался  в этом зале?
  2. Мы громко заявляем о своих недостатках и от души смеемся над своими слабостями
  3. В нас уживаются милый ребенок, сумасбродный подросток и зрелая личность
  4. У каждой из нас есть свои маленькие тайны и желания, пикантные истории и вещички, воспоминания, о которых мы предпочитаем молчать или можем поделиться только с родной душой
  5. Мы склоняемся в знак благодарности и отворачиваемся, если решили уйти
  6. Прошлое мы считаем опытом, будущее – вызовом, но живем исключительно настоящим
  7. Мы непосредственны в общении, по-настоящему страстны и естественны
  8. Мы знаем, что умные люди учатся на чужих ошибках, но предпочитаем набираться опыта на своих
  9. Мы можем все понять и принять, но можем и отпустить
  10. Мы не нарушаем чужие границы, но требуем уважать наше личное пространство
  11. Мы умеем сказать Нет и сказать Да, которое прозвучит как Нет
  12. Мы столь же духовны, сколь и светские
  13. Нам нравится нагота нашего тела, но мы не потеряли способность краснеть от смущения
  14. Мы прислушиваемся к чужому мнению, но делаем только то, что считаем правильным
  15. Мы бываем чрезмерно чувствительны и безмерно холодны – зависит от ситуации
  16. Мы честны и прямолинейны – задние мысли это не про нас!
  17. Иногда мы просто невыносимы!
  18. Мы – как вирус! Заражаем и притягиваем других!
  19. Мы всегда разные! С макияжем и без, с милой улыбкой и с яростным взглядом, в вечернем наряде и уютном халатике, с растрепанными волосами и прической от мастера, в тапках на босу ногу и в туфлях на высоком каблуке…
  20. Мы все – абсолютно разные, но всех нас сложно не заметить!
  21. Мы очень разные, но всех нас объединяет один код – Сила Женщины
  22. Сила ее притяжения, сила любить и быть любимой, рожать детей и получать знания, хранить семью и вести свой бизнес.

Сила наша многократно возрастает, когда мы вместе!
Когда мы вместе, мы способны одной улыбкой поднять с колен потерявшего веру
Вместе мы можем создать мир нашей мечты!
Подставить ПОдружеское плечо, утереть слезы…
…или предложить супер-стойкую тушь
… зарядить энергией…
… или предложить расслабиться в спа
…или предложить выпить
…или просто сказать спасибо!
Выстроить партнерские отношения и помочь добиться головокружительного результата!
Вместе – мы сила! Сила Женщины, которая способна безустали работать и умеет отдыхать!
Тематика вечера была посвящена Женщине, ее успеху, ее радостям и печалям, секретам ее красоты и многому другому…
Собрались интересные женщины Армении – на “девичник года”. Здесь и сейчас они подвели итог уходящего года, расслабились, поделились своими успехами, радостью и печалью, расскрыли секрет своей красоты, познакомились с новинками армянских производителей и одарили себя милыми и такими нужными вещицами. И главное –настроились на следующий успешный год, заразились энтузиазмом и получили друг от друга частичку Силы Женщины – созидательной, плодоторной, самодостаточной, но всегда любимой и единственной! 


Благодарности партнерам Vahakni restaurant, Modd events, Z’art wines, Vino Vino, Lillet, Cheers, Sas sweets, Baldi, Kamoblog, Fortuna, Hermitage, StylebyHermitage, Kokchian, Nairian cosmetics, Alexander spa, Marashlyan photo atelie, Awi watches, Just Black, Diana Eyvonah, Petoor, Zgest, Wings, Gabrielle 1920, Nelly Serobyan, Ami shoes, The Celest, Gnomon, Mexx, Togas, Masters fashion atelie, L’occitane, Nazan tea, Pahest 33, Arthurs Aghveran spa resort, Tiger flowers. Vahakni Restaurant @moddevents Z’art Wines VINO & VINO Armenia Lillet @cheers_dried_fruits SAS SWEET Baldi Kamo Tovmasyan @fortunahome.am Hermitage Armenia Baldinini Armenia Kokchian @nairiancosmetics @alexanderspa_yerevan Photo Atelier Marashlyan @awiwatches Just Black Diana Eyvonah Petoor ZGEST Wings Gabrielle 1920 @nelly_serobyan Nelly Serobyan Ami shoes @the.celect Yerevan Jewelry Plant Gnomon MEXX Armenia @togas_armenia Master’s Clothes L’OCCITANE en Provence Herbal tea Nazan Pahest33 Arthurs Aghveran Resort Tiger Flowers @ Vahakni Restaurant

#wishlist2019. Полезные подарки на Новый год. Mesani.

13.12.2018 at 18:26
Всего пара недель отделяет нас от встречи Нового года. Рассказываем, чем можно порадовать в праздник и себя, и близких.

Каждый год мы надеемся купить подарки заранее, украсить дом к празднику и вообще отчаянно верим, что в этот раз все будет ярче, красивее и интереснее. Чтобы надежды оправдались, я подготовила подборку самых необходимых и красивых вещиц от бренда моей очень хорошей приятельницы Ани, которая основала бренд Mesani.

Отмечать Новый год дома — задача не из простых. Здесь главное — все продумать до мелочей. И начать стоит с украшения для вашего  дома.

А от игрушек ручной работы  будут в восторге не только дети. Красочные зверушки готовы украсить и детскую комнату, и интерьер гостиной.

Поспешите, так как количество ограничено.

Ваша Фея:)

https://www.facebook.com/MESANI-1414419988863813/

#новыйгод2019 #wishlist2019

 

Андрей Битов. Уроки Армении…

04.12.2018 at 12:01

Более сорока лет назад Андрей Битов написал свое культовое произведение — «Уроки Армении». Он первый из русских писателей Советского Союза не побоялся произнести слово геноцид и осудить его. И ему вняли… Битов – почетный гражданин Армении и почетный доктор ЕГУ.Легкий одинокий минарет свидетельствует о бытии исчезнувшего селения.

…Он стройно возвышается между грудами камней, на берегу иссохшего потока. Внутренняя лестница еще не обрушилась. Я взобрался по ней на площадку, с которой уже не раздается голос муллы. Там нашел я несколько неизвестных имен, нацарапанных на кирпичах проезжими офицерами. Суета сует! Граф *** последовал за мною. Он начертал на кирпиче имя ему любезное, имя своей жены — счастливец, — а я свое. Любите самого себя, Любезный, милый мой читатель. Пушкин. «Путешествие в Арзрум» УРОК ЯЗЫКА Азбука Да простит мне Армения, небу ее идет самолет! Я вышел на поле — горячий и чистый ветер ударил в лицо. Он был очень кстати после вчерашнего. Я оглянулся и счастливо посмотрел вверх — там увидел я самого себя несколько мгновений назад, — там, разворачиваясь, садился самолет, а небо было самого аэрофлотовского цвета, как тужурка у стюардессы, а самолетик — как крылышки в ее петличке… Я шел к зданию вокзала: ЕРЕВАН. ԵՐԵՎԱՆ Ага, значит, вот эта штука — Е, вот эта Р, а эта опять Е… Так и запечатлелся во мне первый кадр: ветер и выгоревшая трава, которая не то чтобы стелилась по ветру (она была слишком короткой для этого), но была навсегда им причесана. Ветер подталкивал меня к Еревану. Это, значит, В, а это вот А, а это уже Н. Красиво. Потом я ждал свой чемодан, привычно размышляя о том, стоит ли так быстро летать, чтобы столько же ждать свой багаж. Будто он еще летит, а только я уже прибыл. Вокзал, по моему убеждению, не место для естественного человека, но этот был не совсем похож на мои прежние вокзалы. Тут было по-южному гортанней и шумней, но одновременно почему-то и спокойней. Конечно же толкучка, даже более темпераментная, но как-то вроде и не толкается никто… Не было тут той затравленности российского пассажира, где каждый сам по себе — боится за чемодан, боится опоздать, боится быть обиженным и обойденным, — и оттого появляется в нем автобусная, вокзальная твердоватость и туповатость, и сам он становится похож формой и твердостью на свой фанерный чемодан с царапающими и цепляющими углами, и лицо — как замок. Такой заденет плечом — синяк будет. Тут толкотня была другая — базарная, мягкая, — где перешагивают чемоданы, как арбузы и дыни. И в ожидании нет трагедии: можно взвеситься на аэрофлотовских весах, красивых, как часы… Взвешивают детей, взвешивают бабушек, взвешиваются сами. Никто их не гонит и не кричит на них, как ни странно. Я приехал с желанием, чтобы мне здесь нравилось, и мне нравилось. Весил же я все столько же. Тридцать лет от роду. Весы показывали 7 сентября 1967 года. Я ждал, когда прилетит мой чемодан, и пялился на вывески, как дошкольник… ԱԷՐՈՖԼՈՏԻ ՊԱՐՏԱԿԱՆՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԸ Что могло быть написано такими вот красивыми и значительными в своей непонятности буквами? Пословица? Пророчество? Строка бессмертного стихотворения?.. Права-обязанности пассажира Аэрофлота вот что было написано этими удивительными буквами. Это утверждал справа уступивший первое место, подчиненный, как и положено переводу, русский текст. Но раз такие родные «не курить, не распивать, выхода нет» были переводом с армянского, не означало ли это, что армяне — вот кто ввел их в наше российское обращение? Не может быть. Значит, тут имел место редкий случай перевода справа налево или воссоздания оригинала по подстрочнику. Поразительно все-таки прочна природа уважения к печатному слову — ничем его не подорвать. Стоит столкнуться с чужим языком — и благоговение перед таинством грамоты, как у подписывающегося крестом. Трудно тогда поверить, что написать можно что угодно, так же как и сказать. Трудно поверить в безразличие таких мудрых и совершенных букв к словам, ими составленным. «Буквы… Ну подумаешь, буквы! — увещевал себя я. — Разве что красивые. Русские, что ли, некрасивые? А ими что угодно пиши! — это же меня не смущает… — И только тогда подумал: — Ладно, пусть. Пусть с русского на армянский, хоть и справа налево… Но разве это русский — то, что справа?.. С какого же это злого языка на русский-то переведено?» Если уж очень многого ждать от встречи, то можно забыть сказать «здравствуйте». Никогда бы не предположил, что после палочек и ноликов первого класса буквы могут стать еще раз предметом волнений и даже страстей… Однако если не первый, то второй вопрос, который мне задали на армянской земле, был: «Ну, как тебе нравится наш алфавит? Правда, очень? Скажи, только честно, какой тебе больше нравится, твой или наш?» Да простит мне Россия, я готов согласиться: наш алфавит проигрывает… У «великого, могучего, правдивого и свободного» (Тургенев) не убудет от такого заявления. Собственно, раньше я о достоинствах нашего алфавита почему-то не задумывался. Разве что мне казалось неверным набирать классиков по новой орфографии — они-то ведь не по ней писали. Мне не хватает фиты в имени Федор, например, и-десятеричного в слове «идиот» и кое-где твердых знаков, в конце некоторых слов. (Так же и рождались классики, не по новому стилю, а по старому: привыкали к числу и месяцу своего рождения… и число это что-нибудь для них значило.) Не переименовываем же мы в их произведениях города и улицы в соответствии с названиями нынешними, не переводим цены в новый масштаб цен… Такие мелкие вопросы досуже возникали во мне. А так я не обращал внимания на наш алфавит, не замечал его, более вслушиваясь в слово, чем всматриваясь в него. Задумался я об этом, лишь присмотревшись к армянскому алфавиту и наслушавшись чужого звучания речи. Это великий алфавит по точности соответствия звука графическому изображению. Тут все цельно и образует круги. Цепкость армянской речи («дикая кошка — армянская речь») так соответствует кованости армянских букв, что слово — начертанное — звякнет, как цепь. И так ясно представляются мне эти буквы выкованными в кузнице: плавный изгиб металла под ударами молота, слетает окалина, и остается та радужная синеватость, которая мерещится мне теперь в каждой армянской букве. Этими буквами можно подковывать живых коней… Или буквы эти стоило бы вытесывать из камня, потому что камень в Армении столь же естествен, как и алфавит, и плавность и твердость армянской буквы не противоречат камню. (Стоит вспомнить очертания армянских крестов, чтобы опять восхититься этим соответствием.) И так же точно подобна армянская буква своим верхним изгибом плечу древней армянской церкви или ее своду, как есть эта линия и в очертаниях ее гор, как подобны они, в свою очередь, линиям женской груди, настолько всеобще для Армении это удивительное сочетание твердости и мягкости, жесткости и плавности, мужественности и женственности — и в пейзаже и в воздухе, и в строениях и в людях, и в алфавите и в речи. В армянской букве — величие монумента и нежность жизни, библейская древность очертаний лаваша и острота зеленой запятой перца, кудрявость и прозрачность винограда и стройность и строгость бутыли, мягкий завиток овечьей шерсти и прочность пастушьего посоха, и линия плеча пастуха… и линия его затылка… И все это в точности соответствует звуку, который она изображает. Я по-прежнему не знаю армянского языка, но именно поэтому ручаюсь за правду своего ощущения: передо мной был только звук и его изображение, а смысл речи был за моими пределами. Этот алфавит был создан гениальным человеком с поразительным чувством родины — был создан однажды и навсегда, — он совершенен. Тот человек был подобен Богу в дни Творения. Создав алфавит, он начертал первую фразу: ԱԷՐՈՖԼՈՏԻ ՊԱՐՏԱԿԱՆՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԸ На этот раз фраза то и значила, что было ею начертано: «Познай мудрость, проникни в слова гениев». Начертав (именно не написав, не нарисовав), он обнаружил, что не хватает одной буквы. Тогда он создал и эту букву. И с тех пор стоит армянский алфавит. Для меня нет ничего убедительней такой истории. Можно выдумать человека и можно выдумать букву, но нельзя выдумать, что человеку не хватило одной буквы. Это могло только быть. Значит, был и такой человек. Он не легенда. Он такой же факт, как этот алфавит. Имя его Месроп Маштоц. Я бы поставил Маштоцу памятник в виде той последней буквы — каменное доказательство его правоты. Человек, мало-мальски наделенный чутьем и слухом к слову, никогда не усомнится в существовании Творца… На этот раз фраза то и значила, что было ею начертано: «Познай мудрость, проникни в слова гениев». Начертав (именно не написав, не нарисовав), он обнаружил, что не хватает одной буквы. Тогда он создал и эту букву. И с тех пор стоит армянский алфавит. Для меня нет ничего убедительней такой истории. Можно выдумать человека и можно выдумать букву, но нельзя выдумать, что человеку не хватило одной буквы. Это могло только быть. Значит, был и такой человек. Он не легенда. Он такой же факт, как этот алфавит. Имя его Месроп Маштоц. Я бы поставил Маштоцу памятник в виде той последней буквы — каменное доказательство его правоты. Человек, мало-мальски наделенный чутьем и слухом к слову, никогда не усомнится в существовании Творца… Когда была опубликована статья русского ученого-филолога, ставящая под сомнение реальное существование Маштоца, кто ее заметил, кто ее прочел, кроме горстки специалистов? Вся Армения. И до меня, приехавшего год спустя, все еще доходили отголоски национальной бури. Чтобы взрослые люди и так волновались из-за каких-то буквиц… Я испытал удивление и чувство неловкости. В течение одного дня я знал об истории армянского алфавита больше, чем об истории русского. Мне пришлось приблизить к себе никогда не волновавший меня вопрос… Слово — самое точное орудие, какое было когда-либо у человека, но филология еще не достигла точности угаданного слова. Ей пристала скромность. Она при слове, а не слово при ней. Сомнение в существовании Маштоца оскорбительно для армянина. И я прекрасно понимаю его. И уж во всяком случае, такой алфавит не мог быть плодом трудов коллектива ученых-языковедов. Это уж точно. Армяне сохранили алфавит неизменным на протяжении полутора тысяч лет. В нем древность, история, крепость и дух нации. До сих пор рукописная буква не расходится у них с печатным знаком, и даже в книгах, в типографском шрифте существует наклон руки писца. Рукопись переходит в книгу, почти не претерпевая графических метаморфоз. И это тоже замечательно. Прогресс, врывающийся в словарь, в правописание, унификация правил, упрощение начертаний — дело, полезное для всеобщей грамотности, но не для культуры. Охрана языка от хозяйственных поползновений так же необходима, как и охрана природы и исторических памятников. Стоит вспомнить кириллицу насколько она ближе по своей графике русскому пейзажу, русской архитектуре, русскому характеру… Пресловутый анекдот об учителе гимназии, покончившем с собой из-за отмены ятей, в Армении не пользовался бы успехом. Он бы не был смешон. Такой человек в Армении мог бы быть национальным героем. Больше всего меня веселит, что реформа правописания сэкономила много бумаги, что на одни отмененные твердые знаки в концах слов в «Войне и мире» набегает целый печатный лист, а в общегосударственном масштабе… Но эта экономия не перекроет макулатурного потока. Букварь Ереван — моя азбука, мой букварь, мой каменный словарик-разговорник. Слева — по-армянски, справа — по-русски. Только слова в беспорядке. Рядом с А — автоматом — Ш — шашлычная. А Б — базар — совсем на другой улице, через несколько страниц. Я шуршу страницами кварталов, улиц и площадей в поисках Р — редакции, Д — друга, Ж — жилья и П — просто так. Это мой русско-армянский словарь. Но если бы я знал армянский и мог пользоваться Ереваном как армяно-русским словарем, порядка, конечно, было бы не больше. Это меня утешает. Но я нахожу своего друга, и у меня появляется учитель. Ему попадается малоспособный ученик, с памятью восторженной и дырявой. Но у учителя появляются помощники. Я попадаю в сладкий плен — у друга есть мать жены, жена брата, друг брата и брат друга. Я познаю всю прочность армянских родственных связей и опутан этой цепью, и каждый мой новый час прибавляет новый виток. И мне уже не бывать одному никогда… — Андрей, «сурч» — это что такое? Я еще ни разу не угадал и теперь молчу, улыбаюсь смущенно. — Андрей, «сурч» — это хорошо или плохо? И все ласково смеются над моим замешательством. — Андрей, хочешь сурч? — Хочу. — Молодец. Пятерка. И мне несут кофе. И так хорошо у нас не варят кофе… — Андрей, «дзу» — это что такое? — Андрей, «дзу» — это хорошо или плохо? — Андрей, какое слово, по-твоему, лучше: «дзу» или «яйцо»? И я ем дзу. Таких яичниц я не ел никогда в жизни. О, нищая глазунья! Хоровац, бибар, гини… Я поедаю наглядные пособия. И все это хорошо. Только есть так много — плохо… Учат и сами учатся. — Я пришла, — говорит мой друг, — как правильно: «пришла» или «пришел»?.. Я пришел к сестру… Как правильно: «к сестра»?.. И когда они устают ломать свою голову и язык переводом таких простых и понятных слов, таких прекрасных, на чужой, мой язык, устают путаться в падежах и родах, они вдруг соскальзывают счастливо на родную речь и начинают отдыхать в ней между собою; я тем временем опять ем, все еще ем и еще раз ем, ем за всех: за маму друга и за папу его жены, за друга его брата и за брата его друга, разве что за друга своего не ем (он-то может оказать мне такую услугу)… Зато, пока я ем, они могут хоть поговорить спокойно. И когда они наконец погружаются в покалывающие, как горная река, воды своей речи, я вдруг испытываю ту же легкость, что и они, с меня спадаем эта невнятная неловкость, и мне радостно слышать чужую речь. И не только по причинам, приведенным выше. Впервые в жизни я поймал себя на том, что, не понимая языка, я слышу то, чего никогда не слышу в русской, понятной мне речи, а именно: как люди говорят… Как они замолкают и как ждут своей очереди, как вставляют слово и как отказываются от намерения вставить его, как кто-нибудь говорит что-то смешное и — поразительно! — как люди не сразу смеются, как они смеются потом и как сказавший смешное выдерживает некую паузу для чужого смеха, как ждут ответа на вопрос и как ищут ответ, в какой момент потупляются и в какой взглядывают в глаза, в какой момент говорят о тебе, ничего не понимающем… И еще, когда они говорят со мной, то есть говорят по-русски, они никогда не смеются. Стоит им перейти на армянский — сразу смех. Словно смеются над тобой, непонимающим. Так вполне может показаться, пока не поймешь, что смеяться возможно лишь на родном языке. Мне не с кем было посмеяться в Армении… Если им бывало уж очень смешно, отсмеявшись, они спохватывались. Улыбка смеха сменялась улыбкой вежливости — подчиненная жизнь лица, — ко мне поворачивались. Та, невольная улыбка сходила еще не сразу, память о смехе тихо таяла в глазах, и в них отражался я, мое наличие. Их лица приобретали чрезвычайно умное и углубленное выражение, как в разговоре с иностранцами на плохом языке, когда, чем глупее разговор, тем значительнее интонация, а киваний и поддакиваний не сдержать никакими силами… После таких разговоров ноют мускулы лица и шеи от непривычной, неестественной работы. Только на родном языке можно петь, писать стихи, признаваться в любви… На чужом языке, даже при отличном его знании, можно лишь преподавать язык, разговаривать о политике и заказывать котлету. Один язык у человека — два языка не покажешь. Чуть ли не так, что чем тоньше и талантливей поэтическое и живое знание родного языка, тем безнадежней знание чужого, и разрыв невосполним. Как остроумен мой друг, по-русски мрачный, почти унылый человек… Каждая его фраза по-армянски встречается таким радостным, неподвластным смехом… «Ах, как жаль, что ты не понимаешь его армянский!» Как жаль… Вот еще и кроме армянского существует его армянский! Но ведь и кроме их русского существует в нашем русском и мой русский… Мне не с кем было посмеяться в Армении. И я был счастлив, когда обо мне забывали. И был счастлив журчанием и похрустыванием армянской речи, потому что у меня было полное доверие к говорящим. Антипатия к чужой речи в твоем присутствии — прежде всего боязнь, что говорят о тебе, и говорят плохо. Откуда эта боязнь — другой вопрос. Переговариваться на незнакомом собеседнику языке считается бестактным прежде всего среди людей, не доверяющих друг другу. Среди дипломатов, допустим. Мы Же доверяли друг другу. Более того, мои друзья были настолько тактичны, что при мне договаривались насчет меня именно на своем, непонятном мне языке, чтобы я не подозревал о всех тяготах организации моего быта: поселения, передвижения, сопровождения и маршрутов. Опять забываю, что им было легче так договариваться… Я слушал чужую речь и пленялся ею. Действительно, что за соединение жесткого, сухого, прокаленного и удивительно мягкого, «нежного» — как сказал бы мой друг! Как жесткая, прожженная земля и сочный плод, созревающий на ней… Хич — россыпь мелких камней, джур — вода, журчит в этих камнях, шог жара над этим камнем и водой, чандж — муха, звенит в этой жаре. Хич, джур, шог, чандж — и вдруг среди всего этого «лолик» — помидор. Хич, карь — конечно, это не наш камень, это их камень. Что ка-амень? лежит на дороге… Джур- это их вода, она холодная и журчит под этими камнями, и ее мало… Что им наша во-да?.. Так много воды в этом слове, и сверху и снизу… Чандж- разве это наша нарисованная муха?.. Дехц персик… Тут же есть кожа персика, в этом слове, его пушок, ворсинки!.. А что такое пер-сик? От «перса»… Просто иностранный фрукт. — Андрей, что лучше: «кав» или «глина»? «Арагил» или «аист»? «Журавль» или «крунк»? И действительно, что лучше? Подумать только, журавль! — и не подозревал, что это так красиво. Или — крунк… До чего хорошо! Я влюбляюсь в слова: в армянские благодаря русским и в русские благодаря армянским… — Что лучше: «цов» или «море»? И вдруг не чувствую «море», в нем нет волнения, зеркало, и вдруг сочувствую слову «цов» — вижу в нем волну набегающую… но «волна», оказывается, вовсе не «цов», «волна» — «алик», нежно лижет берег. Но если бы «цов» было только «море»! А «цов» — это и «море», и «тишина», «цов» — это тоска в красивых глазах и просто красота, цов — это народ толпою и просто «много»… Созвучия майр — мать сирд — сердце серм — семя мис — мясо гини — вино Но «камар» — это вовсе не «комар», «камар» — это «арка». А «арка» — это вовсе не «арка», «арка» — это «царь». А «цар» — это вовсе не «царь», «цар» — это «дерево». пар — танец, пляска гол — тепло цех — грязь Но парение есть в пляске, «голое» и «теплое» — так близко… «Дерево» конечно же царственно, и все это натяжка, а вот что «цех» — это «грязь» точнее не скажешь. — У вас есть слово «атаман», — говорит мне друг, — а у нас «атам» — это «зуб», «клык». Поэтому, когда я в детстве книжки читал, все думал, что «атаман» — это человек с клыками… — А я думал, что он на оттоманке лежит, — говорю я. — У вас есть слово «хмель», — объясняет мне друг рано утром на первом уроке, — а «хмел» по-армянски значит «выпить». Поэтому у нас прижилось ваше слово «похмелье». — Андрей, «аствац» — что такое? — строго спрашивает друг. — Андрей, «аствац» — это хорошо или плохо? — «Аствац» — это хорошо, — говорю, — «аствац» — это отец. — А ведь верно! — удивляется мой друг. — Кенац![16]…